Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
09:46 

"Неукротимый"

Дицентра
Очень необычная трактовка образа Соби.)

Название: Неукротимый.
Автор: Земляной Орех.
Фэндом: Loveless
Персонажи: Соби, Рицка, Сеймей, Ритсу.
Рейтинг: РG-13.
Жанры: юмор, hurt/comfort, AU.
Размер: мини.
Предупреждение: ООС Сеймея и ООС - нет, ООС-ище! - Соби. И не говорите потом, что вас не предупреждали!;)
Статус: закончен.
Дисклеймер: не претендую.
Содержание: Соби - гроза "Семи голосов", двоечник и хулиган. Потенциальные Жертвы шарахаются от него, как от огня. Даже Сеймей не смог с ним справиться. Но тут Соби, идя по школьному коридору, натыкается на странного мальчика...

- Ритсу-сенсей, вы меня вызывали? – спросил Сеймей, заходя в кабинет директора.
- Да, Аояги-кун, проходи, садись. – Директор выглядел каким-то виноватым.
«Чего это он такой добренький? - насторожился Сеймей. – Ох, неспроста! Не иначе, пакость готовит». Тем не менее, он воспитанно сел и принял любезно-заинтересованный вид.
- Аояги-кун, на сегодняшний день ты – лучшая Жертва школы, - начал Ритсу, избегая смотреть на ученика. – Пора тебе обзавестись собственным Бойцом, и у меня есть подходящая кандидатура.
- Кто же? – спросил Сеймей, но в следующий момент догадался и протестующее замотал головой. – Агацума, что ли?! Нет-нет-нет, я не согласен!
- Аояги-кун, послушай меня, не отказывайся сразу. Хотя бы попробуй, - тон директора стал просящим. – Может, тебе удастся наконец привести его в чувство. Мы создадим между вами временную Связь и, если у тебя не получится, порвем ее, тебе нечего бояться. И, кроме тебя, надеяться не на кого, ты сильнейший.
Ритсу знал, какие струны в душе человека задеть: Сеймей почувствовал вызов, брошенный его тщеславию Жертвы, и решил его принять. Но с его языка сам собой сорвался бестактный вопрос:
- Ритсу-сенсей, а почему вы сами не хотите стать его Жертвой?
Грозный Ритсу, заставляющий одним взглядом трястись коленки у всех в школе, начиная учителями и заканчивая самими младшими учениками, по-стариковски вздохнул и вместо того, чтобы отчитать дерзкого и выставить вон, утомленно ответил:
- Знал бы ты, как я устал от него за столько лет опекунства... И я с ним не справляюсь... - его слова прервал грохот распахнутой двери, и в кабинете появился пресловутый Агацума Соби. На его щеке алела свежая ссадина.
- Звал? – фамильярно обратился он к Ритсу. – Чего хотел-то? – он вразвалочку подошел к столу директора и без приглашения плюхнулся на стул, вольготно вытянув ноги на полкомнаты.
Ритсу сразу весь скукожился и стал занимать гораздо меньше места.
- Соби-кун, - Сеймея удивил его заискивающий тон, - я нашел тебе Жертву.
Соби уставился на Сеймея и пренебрежительно фыркнул:
- Его никак?! – чувствовалось, что он и в грош не ставит Жертв как таковых. – Ну, пусть попытается. Только фиг ты сможешь, пацан, - обратился он уже к Сеймею, и тот обиделся за свою профессиональную честь.
- Посмотрим, - стараясь говорить спокойно, ответил он и гордо вздернул подбородок.

Соби представлял собой всеобщую головную боль «Семи голосов». Он был жутким драчуном и двоечником, причем из драк с любым количеством противников всегда выходил победителем, а соперники его еще долго потом стонали и охали, держась за отбитые места, провожая проходящего мимо с довольной ухмылкой Агацуму недобрыми взглядами. Занятия он посещал как вздумается, то есть крайне редко, уроки не учил вовсе, но учителя, цедя сквозь зубы ругательства, натягивали ему тройки с минусом вместо неминуемого исключения. Почему, спросите вы? Да по одной простой причине: наглый, заносчивый, невоспитанный, он являлся великолепным Бойцом невиданной мощи, обещавшим после выпуска принести школе неувядающую славу. Уже сейчас молва о нем шла повсюду. В поединках он сражался всегда в авторежиме и пока ни разу не проиграл. Одержав очередную победу, он, не глядя на поверженных врагов, презрительно хмыкал и с достоинством удалялся, высоко задрав нос. Складывалось впечатление, будто Жертва ему не нужна вовсе, но специалисты понимали: при умело подобранной и подходящей ему Жертве сила их Пары станет бесконечной. Казалось, обращаться с Силой и составлять заклинания Соби умеет от рождения, как рыба умеет плавать. Но вот с Жертвами выходила загвоздка. Агацума никого не желал слушаться и сопротивлялся так остервенело, особенно болевому воздействию, что каждый раз потрепанная его мощью очередная Жертва неслась, сверкая пятками, в кабинет директора и слезно умоляла освободить ее от этого чудовища.

И Сеймей, вопреки возлагаемым на него надеждам, не смог совладать с непокорным Бойцом. Более того, дикая необузданная Сила Соби, непредсказуемо смешавшись с Силой Сеймея, подчинила себе последнего и превратила его почти в такого же хулигана. Теперь вместо одного неуправляемого элемента школу терроризировали два. И учителя, и ученики взвыли в голос, Ритсу схватился за голову и, признав попытку неудачной, разорвал Связь между Соби и Сеймеем. Сеймей пришел в себя и вскоре воссоединился со своим природным Бойцом, а Соби продолжал буянить дальше.

Как-то раз он топал по коридору развинченной походочкой и ощупывал налившийся под глазом синяк, уже успевший приобрести красивый фиолетовый цвет. Синяк его раздражал, и Соби угрюмо зыркал по сторонам в надежде сорвать злость на каком-нибудь разине, не успевшем вовремя убраться с его дороги. Но все предусмотрительно попрятались, не смея и носа высунуть в коридор, пока по нему шествует Великий и Ужасный Агацума. Соби уже приуныл, но раздавшийся откуда-то снизу робкий голосок резко улучшил его настроение.
- Очень больно? – несмело спросил голосок.
- Чё-чё?! – переспросил Соби и уничтожающе глянул вниз: дескать, кому жить надоело?
Его взгляду предстал маленький худенький мальчик лет двенадцати, внимательно смотревший на Бойца из-под длинной черной челки большими темно-сиреневыми глазами. Черные же Ушки плотно прижались к голове, выдавая страх своего владельца, но мальчик не убежал, как ждал от него Соби, а стоял и ждал ответа.
- Я говорю, синяк... сильно болит? – пояснил мальчик с состраданием в голосе и поморщился, будто ощущая боль Бойца.
- Ща поставлю тебе такой же, и узнаешь, - хмыкнул Соби.
Мальчуган опять не убежал, а зажмурился и сжался, ожидая удара.
- Ла-а-адно, - неожиданно для себя Соби покровительственно потрепал его по плечу, – не боись, я маленьких не трогаю. Ну, бывай, ребенок!
Он пошел дальше, дивясь своим словам: с каких это пор он кого-то там не трогает? До сих пор он прекрасно трогал всех без разбора, невзирая на возраст, кто не вовремя попадался под руку или откровенно нарывался, например, нападал толпой из-за угла, надеясь застать Бойца врасплох.

Вскоре Соби снова столкнулся с этим странным мальчиком. Боец вновь шел по тому самому коридору, довольно сощурившись и тихонько насвистывая. Настроение было замечательным, на тренировочном занятии, куда он милостиво соизволил явиться, Соби разделал под орех многих соперников, которые, несомненно, затаили зло, но пусть только попробуют хоть пальцем тронуть – узнают тогда! На улице припекало солнышко, и Бойцу даже в кои-то веки не хотелось драться. И тут благостную обстановку разрушили чьи-то еле слышные всхлипывания, доносящиеся с ближайшего подоконника. Соби подошел поближе и увидел того самого мальчика, который спрашивал его про синяк. Мальчик сидел на подоконнике, поджав ноги и обвив их хвостиком, точь-в-точь кошачьим. У самого Соби хвостик больше напоминал собачий или, скорее, лисий, - не очень длинный и покрытый пышной шерстью. Многие ученики возраста Соби уже вовсю разгуливали без Ушек и хвостиков, но Боец пока не заморачивался такими пустяками. Правда, Ритсу-сенсей, давно лелеявший страсть к своему подопечному, однажды покусился на его невинность, заранее ожидая бешеного отпора, но Соби сопротивляться не стал. Он лишь в упор посмотрел на Ритсу с такой ядовитой усмешкой во взгляде, что у того враз пропало все желание. Боец убрал от себя ослабевшие руки учителя, небрежно бросил:
- Прости, старик, ты не в моем вкусе, - и удалился, из вредности развратно вихляя бедрами.

Но вернемся к мальчику. Итак, он сидел на подоконнике, положив подбородок на колени, и очень старался удержать слезы; и все же время от времени слезинки скатывались по его щекам. Тогда он сердито вытирал их рукавом.
- Эй, ребенок! – позвал Соби. – Ты чё ревешь?
Мальчик оглянулся на него и попытался улыбнуться. Боец попытку оценил: он ненавидел нытиков. Но мальчик выглядел таким потерянным, что Соби, отнюдь не отличавшийся мягкосердечием, решил подбодрить его.
- Давай рассказывай, - подтолкнул он мальчика локтем.
- Надо мной все смеются, - тихо признался мальчик. – Из-за моего Имени, и потому, что оно еще не проявилось.
- А чё за Имя? – заинтересовался Соби.
- Нелюбимый, - горестно вымолвил мальчик и всхлипнул.
- Имя как Имя, - недоуменно пожал плечами Боец. – Я и похуже слыхал. И у меня ваще никакого нет, так мне теперь всяких идиотов слушать?!
- Тебе хорошо, ты сдачи дать можешь,- скептически заметил мальчик, но немного успокоился.
- И ты дай, чё теряешься-то? – не понял Соби.
- Я и даю, а они тогда сразу на битву вызывают, – грустно сказал мальчик. – И издеваются потом... А ты в авторежиме можешь драться...
На лице Соби изобразилось недоумение, а затем и понимание:
- А-а-а, ты же Жертва, - задумчиво протянул он. – Слушай, ребенок, почему с тобой нет твоего Бойца, который мог бы защитить тебя?
Мальчик съежился и отвернулся.
- Его пока не нашли, - он из последних сил сдерживал слезы. – И поэтому тоже дразнятся...
Нда, ситуация, подумал Соби и вдруг снисходительно-добродушно предложил:
- Ну ты это... как только будут обижать... В общем, мне скажи, я им морды набью, перестанут лезть! – он нехорошо улыбнулся. - Вконец оборзели – к маленьким цепляться! Лады, ребенок?
- Спасибо! – просиял мальчик.

Соби сделал ему ручкой и продолжил свой путь. Удивление не оставляло его: великодушие вовсе не было свойственно Бойцу, а тут... Чего-то он совсем размяк, этак скоро совсем в девчонку превратится, станет цветочки на лужайке нюхать! Тьфу, аж противно! Раньше за ним такого не водилось. Поразмыслив, Соби пришел к выводу, что в его непонятном поведении виноват мальчик, вернее, его участливые вопросы про синяк. Бойца здесь не жалел никто и никогда, только злорадствовали, если видели его синяки и царапины, правда, не вслух, а втихаря, так как никто не жаждал испытать силу кулаков Соби или выяснять отношения с ним в Системе. «Вот он меня с толку и сбил своим сочувствием дурацким», - подумал Соби и наконец успокоился.

Однажды ночью давешний мальчик – младший братишка Сеймея Рицка – проснулся от подозрительного шума на улице. Он выглянул в окно, пытаясь рассмотреть его причину, но не сумел ничего разобрать. Тогда Рицка оделся и отправился во двор, намереваясь все-таки разузнать, что же там творится. А затевалось во дворе грандиозное побоище. Сразу несколько пар одновременно вызвали Соби на битву заклинаний, и он, конечно, заносчиво согласился. Противники уже собрались раскрывать Систему, когда вмешался Рицка.
- Эй, вы! – возмутился он. – Разве вы не учили кодекс заклинательных битв?! И разве, по-вашему, честно – столько на одного? Как не стыдно?!
- Это кто там пищит?! – ехидно поинтересовался один из многочисленных противников Соби, парень лет четырнадцати. – Заступник нашелся! Вали отсюда, малявка, пока за компанию не навешали!
- Ах, какие мы храбрые, когда нас много! – не остался в долгу Рицка. – Величайшие герои современности! Посмотрите – вы все Пары, а он даже без Жертвы! Разве так можно?!
- Ну все, мое терпение лопнуло, - угрожающе осклабился его собеседник и уже замахнулся, но Соби остановил его мгновенным небрежным движением.
- Отстань от него, - внушительно проговорил он. – Вы хотели драться со мной – вот со мной и давайте, а его не трогать! Вам и так сейчас мало не покажется! – его противники, несмотря на численное превосходство, слегка побледнели и попятились, а Соби наклонился к Рицке и негромко посоветовал:
- И правда, шел бы ты спать, ребенок!
- Но ведь они победят тебя, ты не сможешь долго противостоять им без Жертвы, их слишком много! – голос Рицки дрожал от волнения и жалости.
- Переживу, не впервой, - Соби иногда действительно крепко доставалось, но потом виновникам приходилось туго.
- А знаешь что? – неуверенно предложил Рицка. – Хочешь, я в этой битве буду твоей Жертвой? Ты тогда выиграешь, вот увидишь!
- Ты не сможешь укротить меня! – яростно затряс головой Соби, чувствуя внутри поднимающуюся волну ненависти к любой несвободе, особенно к несвободе Бойца.
- Я и не собирался, - пожал плечами Рицка. – Я просто буду делиться с тобой Силой.
- Но мы же не связаны, - успокаиваясь, нашел еще один аргумент Соби.
- Ничего, у нас получится, не сомневайся! – маленькая ладошка Рицки легла на его руку.

И у них действительно получилось. Битву они выиграли с разгромным счетом. Утирая пот и кровь из расквашенных заклинаниями носов, их соперники на подгибающихся ногах постепенно расползались по своим комнатам, кидая на Соби и Рицку злющие взгляды.
- А тебе, мелюзга, мы еще припомним! – погрозил Рицке кулаком один из проигравших. – Устроим тебе райскую жизнь! Готовься!
Соби шагнул в его сторону, и говорившего как ветром сдуло.
- Пусть попробуют, - тихо сказал Рицка, но Соби различил в его голосе нотку сомнения.
- Придется мне тебя охранять, - полушутливо заявил он и наигранно-тяжело вздохнул. – Ведь ты из-за меня влип в эту историю!
- Честно? – засветился Рицка. – Вот здорово!

С тех пор они почти не разлучались. Жить Соби перебрался в комнату Рицки, чтобы всегда держать его под присмотром, даже начал намного чаще появляться на занятиях. И сражались они теперь вместе, а сражаться приходилось часто, поскольку вызовы сыпались будто из рога изобилия. Соби признал, что если бы все Жертвы были наподобие Рицки, то он бы давно согласился стать чьим-нибудь Бойцом. Рицка не старался любыми способами подчинить его себе, не делал больно, не претендовал на независимость Бойца, а просто отдавал ему свою Силу, когда Соби в ней нуждался, и ухитрялся делать это без Связи между ними! Сила Рицки тоже привлекала Соби. Она не кололась и не обжигала, подобно Силе других Жертв, нет, она нежно согревала его, словно ласковое весеннее солнце, а могущество Соби в бою благодаря ей увеличивалось многократно.

И вот однажды одна злокозненная Пара (у них и Имя было соответствующее – Бессовестные) всерьез задумала избавиться от Соби: они давно люто завидовали ему и мечтали занять место грозы школы, устранив Бойца. Бессовестные выискали в книгах множество вредоносных заклинаний, но для верности хотели разлучить Соби и Рицку, чтобы уж все точно удалось; и подговорили нескольких своих подпевал сделать тому внушение. Тем посчастливилось подловить Рицку в школьном коридоре одного, без Соби.
- Предупреждаем последний раз по-хорошему: отстань от Агацумы, целее будешь, - зловеще наседали они на мальчика.
- Никогда! – отчаянно крикнул Рицка.
- Чего ты так с ним носишься? Он ведь не твой Боец! – в словах подпевал звучало искренне недоумение.
- Он мой друг! – продолжал кричать Рицка. – Это гораздо круче, чем все ваши Бойцы, которых вы принуждаете к повиновению силой!
- Ой-ой, разговорился! – засмеялся один из подпевал. – Посмотрим, сумеет ли твой так называемый друг защитить тебя от нас! Да ты даже дозваться его не сможешь! А ну, ребята!

Рицка и вправду не сумел дозваться Соби, хотя звал что есть мочи: они же действительно не были связаны... Побили его слегка – так, для острастки, и с победоносными усмешками удалились, пообещав напоследок, что в завтрашнем поединке Бессовестные наконец-то покажут им, где раки зимуют.

Хмурый Рицка, весь в синяках и царапинах, вернулся к себе в комнату, где Соби уже не на шутку волновался. Увидев потрепанного Рицку, он угрюмо сжал кулаки и выдавил сквозь зубы:
- Кто?
- Неважно, - грустно ответил Рицка.
- Но я же обещал тебя защищать... - Соби впервые в жизни не знал, куда деваться от неловкости: его сильно напрягало нарушенное слово.
- Ты не виноват, - Рицка, нахохлившись, уселся на край своей кровати и продолжил:
- И они правы – мы не связаны и не настоящая Пара. А если мы завтра не сможем победить? – он поднял на Бойца печально-растерянный взгляд.
- Ерунда! – уверенно возразил Соби. – Да, мы не связаны, но нам этого и не надо, разве нет? Мы и так самые сильные! А Связь, Пары – предрассудки! Не страдай, ребенок! Завтра мы им зададим!
- А вдруг завтра что-нибудь пойдет неправильно? – слова Соби мало утешили Рицку. – Вдруг мы без Связи не сможем им противостоять? Я тебя звал сегодня, но ты не слышал...

Соби припомнил: некоторое время назад у него действительно вроде бы появлялись какие-то непонятные ощущения. Но они не сопровождались дискомфортом, который обычно Соби чувствовал при зове, и поэтому он не придал им значения. Выходит, он ужасно оплошал.
- Ладно, - отважился он на смелый шаг. Оказывается, муки совести (о ее существовании у себя Соби до сей поры и не подозревал) – весьма неприятная вещь. – Если ты так волнуешься, давай станем Парой, - сказать подобное с его стороны было настоящим подвигом, но на что только не пойдешь, чтобы заставить совесть молчать!
Рицка потрясенно уставился на него, в его глазах загорелись было счастливые искорки... Потом он отрицательно покачал головой и понурился.
- Ты же не любишь, когда тебя укрощают... - робко возразил он.
- Ты собираешься меня укрощать? – удивленно поднял брови Боец.
- Нет, но... ты же хочешь быть всегда свободным...
- А ты будешь посягать на мою свободу?
- Нет, но...
- Тогда дело решенное, - подвел итог Соби. – Скоро уже спать надо, так что давай по-быстрому. Чего там для Связи нужно? Ты хорошо учишься, наверняка знаешь!
- Сначала я должен отметить тебя своим Именем... - начал усиленно вспоминать Рицка, - а дальше... - он осекся, лицо его сделалось мрачным и несчастным.
- Нет, ничего не получится. – сказал он, помолчав.
- Почему? – изумился Соби: трудности его не пугали, а только раззадоривали.
- Способы нанесения Имени... - убито пошептал Рицка. – Я не могу... они все ужасные...
- Какие ужасные? – спросил Соби, в свою очередь, начиная припоминать. Кажется, на том уроке он ради разнообразия присутствовал... - А, дошло! Ты думаешь, я не выдержу?! И если ты такой нежный, давай я сам! Как лучше – ножиком или, может, как-то по-другому? – он присел перед Рицкой на корточки и взял за руку.
- Даже не думай! – выдергивая руку, крикнул тот со слезами в голосе. – Я... я тебе не позволю! Не надо... пожалуйста!
Соби, ошарашенному такой бурной реакцией на, в общем, пустячное, с его точки зрения, предложение, оставалось только согласиться:
- Ну, не хочешь – не надо. Я же старался как лучше... И не реви! – предупреждающе закончил он.
- Не буду, - слабо улыбнулся Рицка, шмыгая носом. – А завтра мы все равно всех побьем!
- Конечно, ребенок, - Соби тоже улыбнулся в ответ. – И давай уже спать.

Засыпая, Соби с сожалением подумал: «Эх, жаль все-таки, что мы не стали Парой! Вот мы бы тогда...» Боец спал, и ему снился захватывающий сон, вполне пригодный для сюжета приключенческого фильма: они с ребенком (имени «ребенка» Соби не знал, поскольку за все время общения познакомиться они так и не удосужились) наикрутейшая Пара, они не знают поражений, их мощь безгранична, их не в состоянии победить никто на планете... Но вот пришла беда: Земле грозит инопланетное нашествие, люди бессильны перед гнусными захватчиками, и их Пара – последняя надежда человечества. Конечно, они не могут подвести землян, и в результате долгого кровопролитного сражения, где в ход идут все их возможности без остатка, вышвыривают обнаглевших завоевателей назад в космос. Ура, Земля спасена! Благодарное человечество носит их на руках, награды, почет, слава... Тут Соби, к сожалению, проснулся.

Утро еще не настало. Соби лежал и, улыбаясь до ушей, вспоминал свой сон. Главным впечатлением оказалась не триумфальная битва, не поздравления правителей всех стран мира и даже не всенародное почитание, а волшебное чувство единения в Паре, где двое – это одно, одна душа, одно сердце, одно сознание; когда не нужно слов, когда общая Сила окутывает точно мягкое облако... «И почему наяву все не так? – удрученно подумал Соби. – Хотя, наверно, быть Бойцом Loveless не так уж и плохо...» Он поворочался немного и уснул опять.

Второй раз Соби проснулся перед рассветом. С ним творилось что-то странное: в груди возле сердца ощущалось теплое щекотание, будто туда забрался маленький пушистый зверек и возится, стараясь угнездиться поудобнее. От его копошения Соби изнутри будто весь покрылся мурашками удовольствия. Раньше он никогда не испытывал ничего подобного. Вдобавок жутко чесалась голова. «Ни днем, ни ночью покоя нет! Что опять со мной? - лениво размышлял Боец. Сонные мозги работали плохо. – А башка-то как достала чесаться!» Он слегка поскреб особо зудящие места и приготовился вынужденно бодрствовать до утра, но его незаметно сморил сон.

Окончательно пробудившись теперь уже утром, Соби первым делом почуял уже знакомое загадочное тепло рядом с сердцем. «Блин, откуда оно?» - не понимал Боец. Он вылез из-под одеяла, и взгляду его предстала серебристая нить, выходящая из его груди как раз в том месте, где он чувствовал тепло. Секунду Соби тупо таращился на нее, а потом догадался: да это же Связь! Значит теперь он все-таки, вопреки своей воле, чей-то Боец! Ах ты черт! Кто-то его сумел облапошить, усыпить бдительность и создать эту проклятую Связь! Соби, ничего не видя от застилающей глаза ярости, долбанул по стене кулаком: один раз, потом еще и еще. Кто же посмел?! От шума проснулся Рицка и недоуменно посмотрел на Бойца:
- Ты чего? – с некоторой опаской спросил он и тут же резко отвлекся:
- Ой, а что это?
Соби перевел на него взгляд, горящий праведным гневом.
- Че... - следом увидел заинтересовавшее Рицку, разом остыл и вымолвил почти с суеверным ужасом:
- И у тебя тоже?..

Из груди Рицки тоже высовывалась нить Связи. Рицка осторожно, будто не веря своим глазам, попробовал дотронуться до нее, и Соби ощутил приятное шевеление своего конца Связи.
«Значит...» - подумал он, пока не веря до конца, и мысленно аккуратно подергал Связь.
- Ой, здорово! – обрадовался Рицка. – Так классно! Соби, получается, мы...
- Да, ребенок, - с нарочитой обреченностью подтвердил Боец. – Мы Пара.
- Но как это получилось? – Рицка пристально посмотрел на него, будто это Соби тайком организовал возникновение Связи.
- А какая разница? – Бойцу вдруг стало легко и радостно. Он не ощущал от Связи никаких неудобств, характерных для Связей с его прошлыми Жертвами, сила его новой Жертвы ненавязчиво ластилась к нему, как бы поглаживая, и от всего этого в целом хотелось творить веселые безумства.
- Ага, никакой! – с энтузиазмом подтвердил Рицка.
- Как хоть тебя зовут, Жертва? – озорно подмигнул Соби.
- Рицка. А тебя?
- Меня Соби.
- Ну вот наконец и познакомились! – засмеялся Рицка.

Бессовестных в сражении они разбили в пух и прах, не дав им не единого шанса. Многочисленные зрители обалдели, увидев их Связь и потусторонний свет, исходящий в Системе от голов Рицки и Соби. Так вот почему чесалось, запоздало догадался Боец. Проявившееся Имя у Нелюбимых оказалось надежно скрыто волосами, что очень устраивало Соби. Боец раздражительно относился ко всем этим Именам: они представлялись ему знаком вечной кабалы, клеймом, превращающим Бойца из нормального человека в вещь, принадлежащую Жертве. А так оно хотя бы не мозолило ему постоянно глаза. Правду сказать, Соби все несколько преувеличивал: Рицка не дрючил, не строил его, подчиняться его приказам (нет, просьбам) было неожиданно приятно. Словом, Соби совсем не воспринимал себя вещью. «И чего я раньше так сопротивлялся?» - недоумевал он теперь. Недоумевал потому, что не знал: для него такое необременительное существование в Паре возможно только с одной-единственной Жертвой, идеально подходящей ему по всем характеристикам, которой и являлся Рицка. И они встретились по чудесному стечению обстоятельств. В Паре с любой другой Жертвой Соби бы только мучился, проклиная свою участь Бойца. Соби невероятно повезло. Поддаваясь благотворному влиянию Силы Рицки, он постепенно перестал драться и хулиганить, как-то пропало стремление. «Семь голосов» облегченно перевели дух.

- Все хорошо, что хорошо кончается, коллеги, - сказал Ритсу-сенсей на итоговом педсовете, подразумевая Нелюбимых. Не надо думать, будто он не знал о сближении Соби и Рицки, ведь от всевидящего взгляда Ритсу не укрывалась в школе ни одна мелочь. О нет, он все знал, но не вмешивался, боясь спугнуть своенравного Бойца и намерение Соби и Рицки сделаться, в конце концов, Парой. Он доверял выбору Соби и, хоть немало натерпелся от него, все равно желал своему питомцу только добра. Ритсу верил: чутье Соби, его лучшего ученика, не ошибется, и оказался совершенно прав.

Комментарии
2013-09-03 в 21:42 

Та самая Аойхана
Рицка тут прям унянян))))

URL
2013-09-04 в 09:49 

Дицентра
Рицка да, а Соби бандит.))

   

Loveless-кун. Вкусности.

главная