09:29 

"Соби в тумане"

Это уже свеженаписанное.)

Название: Соби в тумане.
Автор: Земляной Орех.
Фэндом: Loveless
Персонажи: Соби, Рицка.
Рейтинг: PG-13.
Жанры: романтика, юмор.
Размер: мини.
Статус: закончен.
Дисклеймер: не претендую.
Содержание: Рицке надоели постоянные признания Соби в любви, и он попросил его уйти... в туман.)

- Рицка, я люблю тебя! – уже, наверное, в сотый раз за день повторил Боец, глядя на Рицку с непонятным выражением: то ли и без того с явственно сквозившей во всем его облике озабоченностью (понятно, какого толка!), то ли просто с этой его ненормальной преданностью. Что именно Соби хотел сказать своими навязчивыми взорами, не интересовало мальчика совсем: и вожделение, которое Боец не слишком-то и скрывал, и вечная готовность к не рассуждающему подчинению надоели ему хуже горькой редьки. Как, впрочем, и неустанные объяснения в любви. Поэтому Рицка вместо ожидаемого Соби ответного признания или других нежных слов (а то и предложения лишить Ушек – вот было бы замечательно!) посмотрел на Бойца чуть ли не презрительно, а потом истерически завопил:
- Ты достал, Соби! Свали! Свали в туман, понял?!! – и выскочил из кухни, ища, куда бы понадежнее спрятаться. Но в дурацкой квартире Бойца даже это сделать не так просто – раз что в шкаф подпольный забраться! Мальчик немного пометался по углам, разъяренно полосуя воздух хвостом, и в конце концов выскочил на балкон, с грохотом захлопнув дверь и периодически гневно зыркая через плечо: пусть Соби только попробует притащиться следом! Тогда уж Рицка за себя не ручается! К счастью, тот проявил обычно не свойственное ему благоразумие и к почти дымящемуся от раздражения мальчику не совался даже близко.

Поторчав на балконе некоторое время, Рицка, слегка успокоившись и дождавшись темноты, вернулся в комнату и начал готовиться ко сну. Но сзади тут же неслышно возник Соби и вкрадчивым шепотом спросил, заставив мальчика вздрогнуть от неожиданности:
- Рицка, а почему в туман?
- А какая тебе разница, Соби? – прищурился тот, ощущая, что снова начинает сердиться. – Какая разница? – повторил мальчик ехидно. – Ты же говорил, будто выполнишь любой мой приказ! Или снова наврал, а?! – язвительно поинтересовался Рицка и с головой забрался под одеяло, недвусмысленно намекая на окончание разговора.

Соби же тихонько присел на свою кровать и одними губами задумчиво повторил:
- В туман… Ну что ж, Рицка, как скажешь!.. – и потом загадочно улыбнулся. Он и в самом деле определил в требовании Рицки ясный приказ, от подчинения которому не отвертишься, но, дабы исполнить его с одной стороны, а с другой – не удаляться от обожаемого Рицки слишком уж глобально (ну где, спрашивается, вы найдете в городе и окрестностях полноценные туманы? Да и не хочет он оставлять свою Жертву одну даже ненадолго!..), стоило как следует пошевелить мозгами.

Но почему, спросите вы, Рицке нельзя было решить проблему вымотавших все нервы приставаний и признаний Соби радикально, - например, вернувшись к себе домой? Там-то уж наверняка ни любви, ни ласковых слов… и вообще все с точностью до наоборот – побои, крики, оскорбления! Да, мальчик, конечно, мог бы поступить таким образом, но не желал расстраивать Бойца подобными предательскими штуками. Рицка ясно видел: с тех пор, как он поселился у Соби, тот сделался, наконец поверив своей Жертве, гораздо спокойнее, раскованнее… счастливее? Пожалуй. И Рицка пугался одной только мысли о том, чтобы обойтись с Бойцом так жестоко, лишив его очередных надежд и разрушив доверие и понимание, достигнутые с немалым трудом. Нет, о возвращении домой речь не шла, но вот бесконечные признания и нездоровые взгляды… с ними непременно следовало как-то разобраться.

Наутро Рицка проснулся раньше Соби и тихонько ушел на кухню, чтобы – в меру своих способностей и умений – приготовить завтрак. Но вдруг (он даже плиту не успел включить!) сзади раздался подозрительно радостный голос Бойца:
- С добрым утром, Рицка!
Мальчик сразу взъерошился и, собираясь примерно отчитать нерадивого Соби – мол, где же твое хваленое послушание? – набрал в грудь воздуху, обернулся… и шарахнулся прочь со сдавленным криком. Перед ним стоял не кроткий и взлохмаченный со сна Боец, а будто бы жемчужно-серое, чуть светящееся изнутри облако… или скопление тумана.
- Рицка, не волнуйся! – раздался откуда-то из его середины успокаивающий голос Соби. – Это же я! Не узнал? – мальчик так и видел, как Боец лукаво подмигивает ему.
- Соби? – Рицка, впрочем, все равно не спешил верить. – А почему… - он замолчал красноречивее всяких слов.
- Ты же сам приказал, Рицка! – с веселым недоумением объяснил ему Боец. Мальчик нервно дернул Ушками, и он продолжил: - Свалить в туман, помнишь? Видишь, я исполнил твой приказ! – договорил он, лучась самодовольством, заметным даже сквозь непроницаемую для глаз пелену тумана. «Исполнил, значит… Свалил, значит… - мрачно думал Рицка, разливая по чашкам чай и искоса поглядывая на примостившееся на табуретке облако и действительно ощущая присутствие Бойца там, внутри. – Обманул, значит… Ну и ладно! Посмотрим теперь, насколько тебя хватит!..»

Но Соби оказался терпеливым – или, может, просто ждал отмены приказа, не смея принимать столь рискованные решения самовольно? «Уж куда там!» - угрюмо бурчал Рицка каждый день, идя домой после уроков и чувствуя влажное дыхание словно бы плывущего следом над землей сгустка тумана. Теперь когда Соби встречал мальчика возле школьных ворот, ему приходилось напускать на себя еще и невидимость для всех, кроме своей маленькой Жертвы – а то ведь еще не так поймут! А Рицка уже замучился придумывать для Юико причины исчезновения Соби-сана! Да и Шинономе-сенсей сделалась, лишенная возможности ежедневно созерцать объект своих мечтаний, какой-то странной… Неудобства, связанные с новым обликом Бойца, не прекращались и дома: от его перемещений с места на место оставались мокрые следы, и Рицке казалось, будто там, в тумане, Соби обернулся одним из героев недавно прочитанного мальчиком «Морока над Инсмутом»* и что вот-вот из непрозрачной серой мглы выступит нечто, до ужаса напоминающее гигантскую лягушку, и, торжествующе заквакав, увлечет его за собой, в холодную пучину моря… Моря, правда, в непосредственной близости не наблюдалось никакого, но сей факт воображению Рицки не мешал ничуть. Когда же Соби рисовал, туман, повинуясь его то ли задумчивости, то ли вдохновению, сгущался до почти осязаемой консистенции; затем оттуда медленно, словно в дурном сне, высовывалась рука и начинала нащупывать кисточку. Рицка, охваченный в такие моменты суеверным ужасом, предпочитал, не в силах выносить подобное разрушительное для неокрепшей детской психики зрелище, от греха подальше уткнуться в книжку или тетрадку. Да, он и не представлял, что брякнутая сгоряча фраза будет иметь столько последствий, причем последствий, доставляющих кучу дискомфорта! Он уже собирался отменить глупый приказ, но пока выдерживал характер, не желая сдаваться так легко и дать Соби повод заподозрить его в излишней слабости. К тому же ему, хоть он бы никогда не признался в этом, жутко не хватало поцелуев и прочих нежностей, которыми его в избытке баловал Соби. А уж слова любви! Жизнь без них казалась Рицке гораздо скучнее и… какой-то неуютной, что ли?..

Но первым сдался Соби. Он в этом мокром противном тумане до ужаса соскучился по Рицке, ощущению хрупкого тела мальчика в своих объятиях, его теплу – и физическому, и душевному… Даже по негодующим воплям и дерганьям в ответ на признания в любви, нашептанное интимно-развратным голосом в ушко мальчика (оно скрыто волосами, которые одновременно приятно и почти нестерпимо щекочут касающиеся их губы Бойца; а, покончив с речами, можно совсем легонько поцеловать тонкую ушную раковину, покрытую нежнейшей бархатистой кожей…) – соскучился тоже! И вот однажды опять же вечером, когда ничего не подозревающий Рицка проходил мимо облака-Соби, направляясь в кухню, из скрывающей Бойца мути высунулись обе его руки (влажно-холодные, бр-р-р!), жадно сграбастали обалдевшего от подобной бесцеремонности мальчика и втащили в самое сердце тумана, к изнемогающему от любви и разлуки Бойцу. Рицка, не успевший посопротивляться даже чуточку (нет, ему тоже плохо без Соби, но зачем так непочтительно-то?), оказался прижат к Бойцу, действительно мокрому и холодному, как лягушка.

- Я люблю тебя, Рицка! – тотчас победно сообщил тот, а мальчик, щекой чувствуя мурашки, бегающие по коже в распахнутом вороте рубашки Соби, внутренне ужасался и жалел непутевого Бойца: «И как он только не простудился, этот глупый Соби?!»
- И я тебя тоже, - со вздохом (держать марку надо при любых обстоятельствах!) ответил он, тем самым отменяя свой приказ, и когда губы ошалевшего от счастья Бойца соприкоснулись с его, ощутил: волглая противная хмарь вокруг них рассеивается, заменяясь словно бы нежными лучами утреннего солнышка, чьим светом является, конечно, любовь Соби к своему Рицке.

* - повесть Г. Ф. Лавкрафта.

@темы: можно покритиковать, фанфики

Комментарии
2013-08-28 в 16:18 

Та самая Аойхана
Ну, хорошо, что Соби не был послан в какие-нибудь деликатные дали хDDD

URL
2013-08-28 в 17:48 

Та самая Аойхана
Ну, хорошо, что Соби не был послан в какие-нибудь деликатные дали хDDD- а что? Это неплохая идея!)) Сразу вспомнилась обложка книжки, которую ты мне вчера присылала.;)

2013-08-28 в 19:05 

Та самая Аойхана
Земляной Орех, Соби с факелом бродит по этим местам и изрекает (эхо и все прочее в наличии): Сколько, говоришь, у тебя парней было?

URL
2013-08-28 в 21:25 

Та самая Аойхана, точно-точно! А ему стыдливо отвечают, что он первый!;)

2013-08-28 в 22:07 

Та самая Аойхана
Земляной Орех,
Соби: В чьей я заднице? Оо

URL
2013-08-28 в 22:33 

Та самая Аойхана, Соби - распущенный товарищ. Сам не знает, в чьей заднице находится.))

2013-08-28 в 22:39 

Та самая Аойхана
Земляной Орех, ужас какой ._. Вылез, а это Сеймей.

URL
2013-08-28 в 23:30 

Та самая Аойхана, и будет долго удивляться, что Сеймей ему наврал, будто у него никого не было.)

   

Loveless-кун. Вкусности.

главная